Гробница Саргераса

Материал из Warcraft Wiki
Перейти к: навигация, поиск
Гробница Саргераса

Гробница Саргераса когда-то была величественным Храмом Элуны, построенном на территории Сурамара. Во время Войны Древних демоны попытались открыть здесь портал для призыва подкреплений и подготовили огромное количество энергии, но их планы были разрушены вмешательством Элисанды и её союзников. Энергия была сокрыта при помощи пяти печатей, созданных при помощи Столпов Созидания, и эти печати продолжали функционировать, когда Храм Элуны оказался на океанском дне после Великого Раскола, завершившего войну.[1]

Спустя тысячи лет Эгвин, которая была Хранителем Тирисфаля, захоронила в подводных руинах останки аватары Саргераса, побежденной в Нордсколе. Она считала, что печати смогут сдерживать Скверну в останках, и добавила к ним новый уровень защиты. Это место с тех пор называлось Гробницей Саргераса. Эгвин провела здесь сотни лет, когда скрывалась от Стражей Тирисфаля, заставивших её покинуть Каражан.

Во Второй войне Гул'дан, желавший завладеть силами из Гробницы, поднял бывший храм и территорию вокруг него с океанского дна. Чернокнижник был уничтожен демонами, которые находились внутри гробницы. Позднее это место посетили посланники Нер'зула, искавшие Скипетр Саргераса, а затем и Иллидан Ярость Бури, преследуемый Маейв Песнь Теней.

После войны на альтернативном Дреноре к Гробнице Саргераса прибыл местный Гул'дан, который уничтожил всю магическую защиту, включая печати, и открыл портал. Демоны начали новое вторжение на Азерот, ставшее самым масштабным за всю историю мира. Территория вокруг гробницы теперь называется Расколотым берегом.

История

A daemon released from the tomb by Gul'dan.

В далеком прошлом местность, которую называют сейчас Расколотым берегом, была частью Сурамара – крупного города ночных эльфов. Здесь был построен Храм Элуны[2][3][4], где своей лунной богине служили множество жриц. Когда началась Война Древних, Элисанда, возглавлявшая высокорожденных Сурамара, обнаружила, что Пылающий Легион собирается открыть внутри Храма Элуны портал для призыва новых демонов на Азерот. Слуги Легиона собрали огромное количество энергии, чтобы пробить границу между мирами.

Элисанда понимала, какой угрозой для Сурамара станет портал, и вместе со своими последователями обратилась к реликвиям, известным как Столпы Созидания. Неожиданно для последователей Легиона высокорожденные использовали Столпы, чтобы закрыть портал, и сотворили пять могущественных печатей, которые защищали от энергии Скверны и не позволяли демоном снова открыть разлом в линии реальности. Территория вокруг храма, впрочем, не была закрыта магическим барьером, при помощи которого высокорожденные защитили свои районы Сурамара. Когда Война Древних завершилась Великим Расколом, храм вместе с окружающими землями провалился на дно океана.

Спустя тысячи лет Эгвин, которая была хранительницей Тирисфаля, сразилась с аватарой Саргераса, добравшейся до Азерота при помощи особого скипетра. Не без труда она одержала победу в битве, не зная, что прямо перед смертью аватары часть души Саргераса переселилась в её тело. Эгвин искала место, где сможет захоронить останки аватары, и решила использовать подводные руины Сурамара, где в храме Элуны ещё действовали печати, созданные высокорожденными при помощи Столпов Созидания. Хранительница считала, что печати смогут нейтрализовать Скверну внутри останков, и захоронила их здесь вместе с двумя артефактами – Скипетром Саргераса и Оком Саргераса.

Когда Стражи Тирисфаля начали охоту за Эгвин, она лишилась своего безопасного убежища в Каражане и устроила себе новое внутри Гробницы Саргераса. Здесь она провела сотни лет, лишь изредка выбираясь во внешний мир. Хранительница внимательно изучила печати, созданные в древние времени, и добавила к ним дополнительный уровень защиты, чтобы усложнить открытие портала в будущем. Если четыре печати были бы уничтожены, пятая должна была становиться сильнее с каждой секундой, потому что магические энергии Гробницы начинали стекаться в неё. На стенах и потолках были вырезаны множество особых рун, которые были маленькими частями огромного ключа, сокрытого в глубинах храма. Схема казалась невероятно сложной даже для великих магов спустя тысячи лет.

Вторая Война

WC2BnE logo 16x42.png Эта секция содержит эксклюзивную информацию по Warcraft II.
Gul'dan raises the Tomb of Sargeras.

Когда в Азероте бушевала Вторая война, Гул'дан, узнавший от Медива о местонахождении Гробницы Саргераса, отправился туда вместе с верными последователями, чтобы завладеть могуществом павшего титана. Чернокнижник обнаружил подводную территорию, которая была нужна ему, и поднял её с глубин океана с помощью магии. Войдя в Гробницу, он наткнулся на толпу обезумевших демонов, которые были пленены Эгвин или привлечены сюда темной энергией, сохранившейся в останках Саргераса. Демоны разорвали тело Гул'дана в клочья, но он успел начертать на стенах руны, рассказывавшие об случившемся.[5]

Прошло ещё несколько лет, и на Расколотый берег прибыл отряд Орды с Дренора, отправленный сюда Нер'зулом ради Скипетра Саргераса. Им удалось заполучить артефакт и использовать его на Дреноре для открытия множества порталов, что привело к уничтожению мира. Второй артефакт, называемый Оком Саргераса, позднее привлек внимание Иллидана Ярости Бури, которому необходимо было выполнить приказ Кил'джедена по уничтожению Короля-лича. Он смог войти в Гробницу Саргераса и добраться до нужного артефакта, пока Майев Песнь Теней шла за ним по пятам, чтобы вернуть Иллидана в тюрьму. Могущество, дарованное Оком, позволило Иллидану обрушить часть Гробницы и избавиться от преследователей.[6]

Третья Война

WC3RoC logo 16x32.png Эта секция содержит эксклюзивную информацию по Warcraft III.
The Tomb of Sargeras in The Frozen Throne.

Many years later, the tomb was visited by Illidan Stormrage who was searching for the Eye of Sargeras to destroy Northrend on Kil'jaeden's orders. Maiev Shadowsong tried to stop him from claiming the Eye, but Illidan collapsed the chamber on top of her, setting off a chain reaction that started the collapsing of the entire building. However, Maiev managed to escape.[7]

Some time later, the Kirin Tor would clear the naga, its remaining artifacts were given to the Watchers's custody and the structure was sealed up.[8]

Legion

Legion Этот раздел содержит эксклюзивную информацию для Legion.

После провала Легиона на альтернативном Дреноре местный Гул'дан был послан на Азерот, и голос Кил'джедена вёл его к Гробнице Саргераса. Верховный маг Кадгар преследовал его по пятам, но чернокнижнику удалось ускользнуть и добраться до гробницы. Кадгар, догадавшийся, куда идёт Гул'дан, обратился за помощью к Майев Песнь Теней и Стражам, но она решила, что в первую очередь должна позаботиться о защите Казематов Стражей, где хранился труп Иллидана. Майев заявила, что Гробница пуста, ведь от наг давно избавился Кирин-Тор, а оставшиеся артефакты, даже самые мелкие, вынесли и взяли под охрану Стражи. Вокруг гробницы установили множество хитрых магических замков и оберегов, которые навсегда закрыли вход для воров, искателей приключений и посланников зла.

Гул'дан вошёл в гробницу, с легкостью уничтожив все защитные заклинания и разрядив ловушки. Он уже знал, что прежний Гул'дан из этого мира побывал здесь и должен был открыть портал, но Кил'джеден не рассказал своей новой марионетке о том, что именно случилось в прошлом. Когда чернокнижник с грохотом разнес дверь, шум привлек внимание Кадгара. Гул'дан, ведомый Кил'джеден, быстро зашагал по бессчетным коридорам гробницы, которые уходили глубоко под землю. На орка давила мощь заклинаний, прозвучавших здесь тысячи лет назад, и мрачный рок, нависший над обитателями этого мира. Гул'дан жаждал раскрыть секреты гробницы и завладеть всей силой, сокрытой здесь. За собой он оставлял сделанные наспех ловушки, чтобы хоть немного замедлить Кадгара.

Верховный маг вошёл в гробницу за Гул'даном и, избегая ловушек, изучил руны на её стенах. Он осознал, что руны являются частью ключа, скрытого в недрах этого здания. Наконец Кадгар пришел в огромный зал, потолок которого терялся в темноте, и в центре увидел Гул'дана, склонившегося над светящейся плитой в полу и делавшего пассы руками. Между двумя заклинателями началась в битве, и чудовищные потоки тайной магии и Скверны слились в пульсирующий водоворот. Гул'дан первым закончил колдовство, потому что Кил'джеден приказал ему остановиться. Кадгар слышал, как чернокнижник кому-то отвечает, и догадался, что он разговаривает со своим повелителем.

Прячась в тенях и избегая заклинаний мага, Гул'дан получил от Кил'джедена инструкции о том, что находится в гробнице. Он начал уничтожать пять печатей, которые в древние времени были созданы высокорожденными, и Кадгар никак не мог помешать ему. Чернокнижник начал ощущать силу, которая давным-давно была подготовлена для открытия портала и теперь дремала. Пытаясь отвлечь его, маг начал рассказывать ему о том, что случилось в этой гробнице с прежним Гул'даном из этого мира.

Когда осталась лишь одна печать, Гул'дан заметил, что она отличалась от предыдущих и была невероятно мощной. Сама гробница поддерживала её магической энергией, потому что в дело вступила магия Эгвин. Кадгар тоже ощутил мощь магии Хранительницы и, накопив огромное количество энергии, попытался помочь ей. В ту же секунду Кил'джеден, забыв о своих планах на Кадгара, приказал Гул'дану немедленно убить его. Но чернокнижнику не хватало для этого сил, и он начал просить их у Кил'джедена. Искуситель понимал, что Гул'дан способен предать Легион. Когда Кадгар раскрыл ему, что прежний Гул'дан был убит демонами в этой гробнице, чернокнижник почувствовал прилив энергии от Кил'джедена и сокрушил последнюю печать.

Защита гробницы рухнула, и хранилище с энергией, собранной Легионом, открылось. Волна сила понеслась к порталу, погребенному в глубинах острова, но не добралась до своей цели, потому что Гул'дан перехватил её. Чернокнижник тонул в бесконечном океане мощи, прежде чем не нашел точку равновесия и обрел контроль. Он попытался уничтожить Кадгара, но тот заковал себя в неразрушимую глыбу льда и смог пережить волну энергии, направленную на него Гул'даном. Наконец чернокнижник просто вышвырнул глыбу льда из гробницы и обрушил арку, чтобы маг больше не мешал ему. Кил'джеден потребовал, чтобы Гул'дан открыл проход для Легиона при помощи своей энергии, но тот не собирался делать этого.

Он поверил словам Кадгара о том, что Легион погубил прежнего Гул'дана из этого мира. Теперь ему хватило бы сил, чтобы захватить Азерот в одиночку и испепелить всех, кто посмеют противостоять ему. Кил'джеден рассказал, что тот Гул'дан умер за то, что предал Легион, отказавшись помочь Орде уничтожить сопротивление людей и покинув её, чтобы присвоить силу гробницы. Планы Легиона обратились в прах, и Кил'джеден считал, что тот Гул'дан был заслуженно уничтожен.

Кадгар тем времени разбирал завал, не понимая, почему Гул'дан всё ещё не открыл портал для Пылающего Легиона. Его нашла Майев Песнь Теней, готовая сражаться против Гул'дана. Хотя маг сообщил, что они уже не смогут остановить чернокнижника, Майев всё равно не собиралась отступать. Она повела Кадгара по запутанным коридорам обратно к залу в центре гробницы.

Кил'джеден продолжал убеждать Гул'дана, что сила, полученная им, не вечна. Служение Легиону вовсе не было бы рабством, да и Гул'дан получил бы множество новых слуг. Наконец Кил'джеден потребовал, чтобы Гул'дан сделал окончательный выбор: либо открыл бы портал, либо предал бы Легион и был вскоре уничтожен. Эредар добавил, что никогда не лгал чернокнижнику, и прекратил разговоры с ним, разорвав связь между двумя сознаниями.

Кадгар и Майев добрались до зала и вступили в неравную битву с могущественным чернокнижником. Гул'дан задумался о том, что герои Азерота были невероятно упорными и что ему придется одному противостоять всем им. Он с легкостью мог бы убить Кадгара и Майев, но они упрямо сопротивлялись этому. Гул'дан, не желая сталкиваться с этим снова и снова в одиночку, решил покориться Легиону и отпустил энергию, которую захватил ранее. Кил'джеден направил её к порталу, и стены гробницы ярко засияли.

Между мирами появился проход, а Гул'дан ощутил доверие, исходящее от Пылающего Легиона. Кил'джеден показал ему огромную армию демонов, которые были готовы к завоеванию Азерота. Кадгар и Майев поспешили прочь из гробницы, зная, что не смогут сделать уже ничего. Толпы демонов следовали за ними по пятам, но они оба сумели ускользнуть. Благодаря порталу началось новое вторжение Легиона на Азерот, которое было более масштабным, чем Война Древних.

Смертные народы собрали войска и отправились на Расколотый берег, желая подавить вторжение демонов в зародыше, но они недооценили Легион. Хотя Серебряный Авангард был разбит, Альянс и Орда преследовали Гул'дана до самого входа в Гробницу Саргераса. Здесь битва на Расколотом береге завершилась разгромом двух фракций и гибелью Вариана Ринна. Гул'дан призвал себе на помощь множество самых могущественных демонов.

Позднее прямо у Гробницы Саргераса чернокнижник вместе с Советом Теней попытался открыть новые порталы при помощи Скипетра Саргераса, Книги Медива и Ока Даларана, как когда-то поступил на Дреноре Нер'зул[9]. Но герой из Совета Мрачной Жатвы сумел тайно проникнуть в ряды Совета Теней и притвориться союзником Легиона. Ему позволили направлять силу Скипетра, пока Гул'дан стабилизирует портал со стороны Аргуса. Герой устроил переполох и сорвал ритуал, после чего покинул Расколотый берег со скипетром.

Монстры

Legion leaders pouring out from the Tomb.
Legion troops flanking the Horde.
Battle for the Broken Shore

Мелочи

  • In Warcraft II: Tides of Darkness, the tomb did not appear as a building on the map, and was portrayed in a cinematic as an actual subterranean, relatively primitive stone tomb.
  • In Beyond the Dark Portal, a Dalaran expedition was depicted as having reached the area. They had built internment camps for the Old Horde survivors there, and had sealed the entry of the Tomb with two elven runestones and numerous soldiers.[10]
  • When the location was revisited in Warcraft III: The Frozen Throne, it appeared as an ornate building at the heart of the ruins of Suramar.
  • The Tomb of Sargeras, at least in its The Frozen Throne appearance in a sunken city, could have been inspired by the legend of the sunken city of R'lyeh from the Cthulhu Mythos, or the legendary undersea city of Atlantis.
  • Gul'dan summons a lot of demon commanders during the battle for the Broken Shore, but originally Garnoth, Fist of the Legion was also supposed to appear among them.
  • During Legion's reveal at Gamescom, 2015, it was stated that the Pillars of Creation were used 12 000 years ago by the Highborne to seal a wound in the earth, before building the Temple of Elune over it.[11]
  • The architecture of the chamber of the Avatar reflect the influence of the Pantheon: as mighty as Aegwynn was, a prison for the power of the dark titan was not to be solely of her own making.[1]

Догадки

Знак вопроса - средний.png
  • Even though Aegwynn warded the tomb so no Azerothian race could enter, night elves and naga later entered it without being stopped. It is possible that when the Tomb was raised by Gul'dan or re-entered by Illidan, they disabled the protection.

Медиа

Заметки